Любовь, похожая на суд

Любовь, похожая на суд

Общество 0 Comment 308

…Когда Настя нашла у него шприц, наполненный каким-то веществом, она в панике собрала детей, документы и вещи, позвонила родителям в Туапсе и уехала к ним, не сказав ни слова.
Испугалась Настя не на шутку. Нет, Денис Тагиев совсем не наркоман: он приличный человек, врач, работает анестезиологом-реаниматологом в Центре грудной хирургии при Первой краевой больнице, на хорошем счету у руководства, и Настя испугалась вовсе не за него. Увидев этот шприц, ей стало страшно, когда вспомнила, что при какой-то очередной ссоре муж обещал посадить её на наркотики, а потом сдать полиции, чтобы при разводе таким подлым путём лишить мать возможности остаться с детьми…
Конфликт в семье зрел давно. Все пять лет брака. К большому сожалению, но так действительно бывает, что какое-то время люди тянутся друг к другу, им кажется, что между ними та самая любовь, о которой мечтали, а когда начинают жить вместе, то вдруг сразу понимают, что совершили ошибку…
Настя не слушала родителей, и, как могла, скрывала свои взаимоотношения с Денисом. Отец потом говорил ей: «Пойми, дочь, у вас разный менталитет, у вас с ним будут разные взгляды на жизнь и мировосприятие, вы совсем по-разному будете смотреть на одни и те же вещи, и до добра это не доведёт». Но дочь не слышала и не слушала, она верила, что любит, верила, что с такой же силой любят и её…
Денис Тагиев по своему происхождению азербайджанец. Настя – православная христианка, казачьих кровей. По большому счету это ничего не значит, ведь сколько красивых межнациональных и межконфессиональных браков знает наша Кубань, и на том уверенно стоит, веками соединяя, казалось бы, несоединимое!
Но наш глубокий интернационализм, воспетый песнями братского Советского Союза, сегодня трещит по швам. Везде и во всём. А Старая Европа – так та вообще задыхается от засилья иноверцев, хоть и продолжает делать хорошую мину при плохой игре. Но не о Европе речь.
Может ли быть так, что шестилетний конфликт Дениса и Насти идёт именно отсюда, и его начало и корни нужно искать именно здесь? Может ли случиться так, что православное милосердие и всепрощение натыкаются на стену непонимания и агрессии или вот такого чисто восточного коварства, как было в ситуации с тем шприцем? Разница культур, воспитания, вероисповедания, традиций и обычаев – это серьёзное испытание, и счастливы бывают те, кому это испытание удаётся пройти и получается преодолеть все трудности и преграды. У Дениса с Настей не получилось, и в январе 2016 года их брак распался…
Когда разводились, их сыну Марку было три с половиной годика, а дочке Лере – всего лишь год и три. Совсем малыши, которые и знать не знают, что это такое – развод родителей, которые просто не понимают, почему мама с папой больше не живут вместе, и с чего вдруг разлучили их самих.
После того, как Настя с детьми уехала к родителям в Туапсе, она подала на развод. А Денис подал встречный иск – на развод и определение места жительства детей. Суд, вопреки устоявшейся практике оставлять малолетних детей с матерью, принял тогда не совсем логичное решение: сын Марк должен проживать с отцом, а дочь Лера – с мамой. Почти год назад судебные приставы забрали у Насти её сына Марка, и с тех пор она с ним смогла увидеться только один раз.
Позже суд определил порядок общения матери с сыном, и каждые первые и третьи выходные месяца Настя имела право забирать к себе Марка с 18 часов пятницы до 18 часов воскресенья. Только сколько она ни приезжала из Туапсе в Краснодар, увидеть сына ей так и не удавалось – то говорили, что Марка нет дома, а то и вовсе никто ей не открывал двери и не отвечал на телефонные звонки.
При том, что Денис Тагиев в своих исковых требованиях настаивает, чтобы оба ребёнка жили с ним, а не с матерью, он ни разу не приехал в Туапсе увидеться с дочерью, хотя ему этого никто никогда не запрещал и никаких препятствий не чинил. А это о многом говорит, хотя бы – не об искреннем его желании жить с детьми, а лишь об удовлетворении собственных амбиций, о стремлении за что-то наказать Настю, свою бывшую жену и мать их двоих детей. Больше того, он требует вернуть деньги, которые он выплатил Насте в качестве алиментов на содержание дочери, а это – уже совсем низко и очень не по-мужски.
…Верховный Суд России отменил решение Прикубанского суда и апелляционной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда, отправив дело на повторное рассмотрение в суд первой инстанции, и Прикубанский суд Краснодара в ближайшие дни снова рассмотрит это дело. В своем решении Верховный Суд РФ опирается на Декларацию прав ребёнка, принятую Генеральной Ассамблеей ООН, в которой говорится, что «малолетний ребёнок не должен, кроме случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, быть разлучаем со своей матерью». А таких обстоятельств, которые бы позволили передать Марка от матери отцу, ни Прикубанский, ни краевой суд не выявили.
Судебная казуистика – вещь очень непростая для непосвященных, поэтому не станем вникать в её тонкости. Понятно, что суд вынесет решение, опираясь на соответствующие нормы права, на судебную практику, на результаты экспертиз и т.д.
Хочется сказать о другом. Родители Марка и Леры, их бабушки и дедушки, которые тоже принимают довольно активное участие в процессе, вместо того, чтобы открыто враждовать, должны объединиться в одном – вместе думать об интересах детей, об их благополучии и здоровой психике. Разбитую чашку любви Дениса и Насти не склеить, тем более, что Денис уже живет с другой женщиной, не скрывает этого и в соцсетях пишет, что помолвлен. Но постараться выправить судьбу ни в чем не повинных маленьких детей, у которых вся жизнь впереди, — это именно то, о чём взрослые должны заботиться сообща, отбросить все свои амбиции, обиды, злость друг на друга, даже если сами не смогли полюбовно ни о чем договориться, и единственно правильное решение за них теперь будет принимать суд.

Поделиться записью

Комментировать

Вы должны войти , чтобы оставлять комментарии.

На верх